Аудит в Израиле, Налоги в Израиле, Бизнес, Компания в Израиле, Бухгалтерия, Консалтинг, Финансовый экспертM&A partner in financial services

Как судиться с налоговыми органами 
 


Как уже было сказано в предыдущих статьях, не всегда диалог между налоговым инспектором и налогоплательщиком заканчивается компромиссом. Согласно 145 ( 2.б )параграфу акта о подоходном налоге, инспектор имеет право не согласиться с данными предоставленными налогоплательщиком и увеличить налоговое бремя. В этом случае налогоплательщик вынужден или идти на попятную, принимая условия предложенные налоговым инспектором, или попатать счастья в суде. Если предприниматель решил идти до конца, он должен взвесить все за и против в очень короткий срок Аппеляция должна быть подана в течении тридцати дней со дня принятия решения об увеличени налога (цав шума), иначе против налогплательщика будут приняты различные санкции, включающие арест имущества и другими нелицеприятными мерами. Естественно, принятие решения сопровождается  анализом различных прараметров, как положительных, так и отрицательных. Приведем примеры основных факторов, влияющих на принятие решения.

  • Неопределенность. Сам факт подачи аппеляции не дает гарантии, что дело будет выйграно. Если вы проиграете, вы не только заплатите налог и адвокатские расходы, но также возместите судебные издержки налоговой инспекции ( взависимости от сложности и продолжительности суда – от десяти до тридцати тысяч шекелей. С другой стороны, в отличие от налогового инспектора, юрист, представляющий в суде не получает премию в зависимости от «выбитого» налога и его подход к делу более рационален и объективен.
  • Доказательная база. Обычно налоговый инспектор опирается не на точную информацию, а на собственные аналитические выводы, подчастую ошибочные. Однако не следует полагать, что слабая доказательная база налогового инспектора обеспечит вам победу в суде. Существует ошибочное мнение, что достаточно подвергнуть сомнению выводы налоговой инспекции, чтобы выйграть суд. Эта ошибка привела многих предпринимателей к удручащему результату. Чтобы получить решение суда в свою пользу или достигнуть выгодного компромиссного соглашения, необходимо подтвердить доказательствами каждое ваше утверждение. Только при достаточной базе доказательств, суд примет решение в вашу пользу. 
  • Существующие преценденты. Если позиция налового инспектора базируется на уже существующих судебных прецедентах, шансы победить в суде невелики. при этом следует взять в расчет, что интерпретация того или иного судебного прецедента в устах инспектора не всегда верна. Даже если инспектор  уверенно убеждает вас, что ситуация однозначна, не следует принимать опрометчивые решения без предварительной консультации со специалистом.
  • Оттяжка времени. Иногда предприниматель предпочитает отложить момент оплаты налога  до лучших времен. Даже будучи не уверен в победе, он предпочтет дождаться решения суда, зная что у него в запасе два-три года.
  • Объективность. Налоговый инспектор облечен намного большими полномочиями, чем налогоплательщик или его представитель. Принимая во внимание факт, что премия инспектора зависит от добавочного налога, принесенного в казну в результате проверки создается конфликт интересов. Многие реальные аргументы налогоплательщика не будут приняты в расчет. В суде спорные вопросы рассматриваются объективно и у налогоплательщика есть шанс вырзаить и потвердить все свои аргументы. Таким образом, судебное расследование может принести результаты, которые даже не рассматривались при рассмотрении дела в налоговой инспеции.
  • Рациональность. Юристы налоговой инспекции не зависят от налогового плана, как инспектор. С другой стороны, проигрыш дела в суде может отрицательно повлиять на карьеру, как и юриста, так и налогового инспектора. Хороший юрист может спрогнозировать результаты суда уже на стадии доказательств и предложить компромисс, устраивающий налогоплательщика, еще в первых стадий судебного разбирательтва. Статистика же такова : большинство налоговых аппеляций (75%-80%) заканчиваются компромиссным соглашением, 12%-15% дел заканчиваются победой налоговых органов, и в 5%-8% налогоплательщик выигрывает суд.   Перевес в пользу налоговых органов в судебных решениях объясняется опытом налоговых юристов, умеющих предугадать ход развития судебного процесса и определить, стоит ли дожидаться результата суда или лучше пойти на компромисс.
  • Стоимость. подача аппеляции – дело дорогостоящие, и гонорар за ведение дела против налоговой инспекции может достигать десятков тысяч долларов. Согласно тарифам Адвокатской коллегии, минимальная ставка гонорара за налоговую аппеляцию составляет 7.5% от спорной суммы налога. Реальные ставки колеблятся от 10-15% от налога и редко опускаются ниже 25,000 шекелей.
  • Перспективы на будущее. Если налогоплательщик проявляет характер и не поддается на шантаж инспектора, это облегчает его будущие контакты с налоговыми учреждениями. Это не может гарантировать ему достойное отношение налоговых органов на протяжении всей жизни, однако он избежит многих откровенных правонарушений со стороны власти.
 Процедура аппеляции

Как уже было рассказано в предыдущих статьях, судебные разбирательства являются последней стадией решения конфликта. Прежде всего налоговый инспектор анализирует поданные отчеты и принимает решение утвердить их в первоначальном виде или внести поравки. На этой стадии инспектор обязан встретиться с налогоплательщиков или его представителем и выслушать все аргументы. В случае если стороны не пришли к соглашению, существуют возможность обжалования решения инспектора. Следует заметить, что лица, сдавшие отчет с опозданием, лишены возможности обжалования, и коррективы, внесенные в поданный с опозданием отчет, моожно обжаловать только в суде.
В течении тридцати дней налогоплательщик обязан подать аппеляцию в окружной суд по месту жительства. В течении следующих тридцати дней налоговые органы обязаны предоставить аргументы, повлиявшему на решения инспктора. После рассмотрения аргументов налоговой, налогоплательщик обязан высказать свои аргументы, подтвержденные доказательствами собственной правоты, а также опровергнуть сомнению выводы налоговой инспекции.Что влияет на успех
  • Квалификация и опыт адвоката.
    Следует отметить, что несмотря на целую армию адвокатов ( в Израиле насчитывается около 35 тысяч обладателей адвокатской лицензии), далеко не все они разбираются в налоговом праве. Подавляющее большинство адвокатов Израиля ни разу не составляли налоговой аппеляции, а количество офисов, специализирующихся в налоговом праве не превышает двадцати. Ведение налоговых исков адвокатами, не имеющими налоговой специализации может привести к пополнению плачевной статистики проигранных налогоплательщиками исков. Чтобы избежать проигрыша, следует обратится к адвокату, специализирующемуся именно в налоговом праве. Опытный в налоговых вопросах адвокат поможет вам «дешево купить риск», то есть придти к выгодному компромиссу, не рискуя стать жертвой судебной ошибки. С другой стороны, если дело идет к проигрышу, хороший профессионал  может предугадать ситуацию и вовремя договориться с противоположной стороной, предотратив пригрыш в суде и уплату судебных издержек.
  • Ведение предварительного обсуждения.
    Так как налоговый инспектор не имеет права внести изменения в налоговую отчетность без рассмотрения аргументов налогоплательщика, очень важно, чтобы все необходимые аргументы были высказаны, и на основании этих аргументов должа быть выработана позиция в суде.
  • Подготовка доказательной базы. Обычно доказательная база готовится аудитором. Если представляющий вас специалист не знаком с судебной процедурой и не имеет практики составления доказательной базы для сду, рекомендуется привлечь специалиста, способного подготовить доказательную базу надлежащим образом. Идеально, если доказательная база будет составлена аудитором , имеющим опыт в судебной практике.
  • Решительность и откровенность клиента.
    Налогоплательщик решивший подать в суд против налоговой инспекции должен отдавать себе отчет в том, что юристы налоговой инспекции будут стараться опровергнуть его показания. Любые колебания во время ведения судебного расследования могут трактоваться, в лучшем случае, как неуверенность в собственной правоте, а в худшем – как дача показаний, не соответствующих действительности. Перед тем, как начнется судебное разбирательство, нужно определить позицию и не вносить изменения по дороге. Кроме того, адвокат и аудитор, готовящие аппеляцию должны знать все подробности дела, включая те, которые, может быть, и нежелательно раскрывать на суде. В любом случае, если во время судебного расследования вскрывается новая информация, скрытая налогоплательщиком от адвоката и аудитора, ведущих процесс, это может привести к сокрушительному поражению.

Компромиссные решения

Как уже было сказано, примерно 75%-80% налоговых исков не  заканчиваются компромиссным соглашением, имеющим статус судебного решения. Обычно, соглашения о компромиссе поощряются судебной системой, и, несмотря на то, что окончательное решение остается за судьей, в 99% случаев судья дает согласие на компромисс. Соглашение достигается если юрист налоговой инспекции видит, что шансы выйграть дело невелики или риск проиграть дело слишком велик. Чтобы избежать позорного проигрыша, представители налоговой готовы принять позицию налогоплательщика, как компромиссную чтобы избежать отрицательной статистики. Даже в ситуациях, когда позиция налоговой более убедительна, можно достигнуть компромисса, подчастую намного лучшего чем при рассмотрении вопроса в налоговой инспекции. Риск понятен – победа налогоплательщика может закончиться новым судебным прецедентом, что приведет к потерям казны не только в конкретном деле, но и сыграет роль в тысячях подобных ситуаций. Поэтому налоговая инспекция часто идет на попятную не дожидаясь решения суда.

Налоговые иски – причины и следствия

Ежегодно окружные суды рассматривают тысячи исков против налоговых органов. Причины этих исков разнообразны и, тем не менее, можно  провести определенную классификацию основных исков, поданных против налоговых органов.

Необъясненное увеличение капитала.


Как известно, предприниматели обязаны время от времени подавать декларацию о капитале. эта деларация, в отличие от годового отчета подается не регулярно, а раз в несколько лет, по требованию налоговой инспекции. Сравнивая, насколько вырос капитал предпринимателя за несколько лет, инспектор пытается определить, возможен ли указанный рост капитала при задекларированном уровне доходов. Если налоговый инспектор считает, что имущество, принадлежащее налогоплательщику не может быть заработано на доходы, указанные в годовых отчетах, он потребует объяснений, за какие деньги ( невольно вспоминаются «нетрудовые доходы») было куплено это самое имущество. При этом берется в расчет уровень потребительских расходов налогоплательщика согласно статистическим таблицам и индивидульным данным. Статистические таблицы налоговой инспекции по своему интересны : согласно  им большая часть предпринимателей Израиля зарабатывают кучу денег и тут же тратят их не оставляя копейки за душой. Поэтому каждый предприматель умудришийся сэкономить малую толику рассматривается налоговыми органами, как подпольный миллионер. Например, согласно этим таблицам, владелец маленького овощного магазина, получающий чистый доход  порядка 6,500-7,000 шекелей в месяц, не сможет откладывать более пяти тысяч шекелей в год, так согласно таблице, его потребительские расходы составят порядка 93% от его чистых доходов, а, так как «корзина потребительских расходов не включает покупку имущества, то при покупке недвижимости или новой машины, он предприниматель может столкнуться с неприятными сюрпризами. В отсутствие объяснений инспектору не нужно дополнительных доказательств, чтобы увеличить налогооблагаемый доход на сумму необъясненного прироста капитала, так как бремя доказательство в этой ситуации лежит на налогоплательщике. Привилегия  налогового инспектора обосновать увеличения налога только на основании необъясненного увеличения капитала выдержала проверку боем в Верховном суде. Даже после либерализации израильского законодательства в 90-х годах ситуация не улучшилась, например в деле Элиягу Маром против налоговой инспекции Тель Авива 3 ( 5045/00 РА”А), судья Ривлин подвердил, что презумпция налогобложения необъясненного роста капитала остается в силе.
Система сравнениия деклараций о капитале работала очень хорошо, так как у инспектора всегда была точка отсчета ( считалось что капитал закончившего учебу студента или демобилизованного солдата примерно равен нулю).  К росту иммиграции из республик бывшего Советского Союза налоговый аппарат не был готов и при подаче деклараций о капитале свежеиспеченных предпринимателей репатриантов, система начала давать сбой. Немудрено, ведь определить истинный капитал человека, везущего в носках десятки тысяч долларов, практически невозможно, уже не говоря о стоимости оставленных на доисторической родины квартир и другой недвижимости. Однако не надо увлекаться. В деле господин и госпожа Г против налоговой инспекции Акко-Нагария (2008-9/98 АМ”Х), семья репатриантов должна была объяснить перед судом прирост капитала на 1,930,000 шекеля, что составляло при пересчете на то время составляло более семисот тысяч долларов. Семья частично объяснила этот прирост продажей продажей квартиры за 286 тысяч долларов и продажей пригородного дома (дачи) за 250 тысяч долларов.По старинной русской традиции документы на продажу недвижимости не сохранились, а если и сохранились, то цены в них не записаны. Деньги естественно были переданы доверенными людьми, имена которых не сохранились.   Еще 172 тысячи долларов были преданы бабушкой на покупку квартиры, очевидно отложены (иной раз поражаешься возможностям человеческой экономии) из советской пенсии.  Как можно было догадаться, судья отклонил большинство доводов налогоплательщиков, хотя, если бы доказательная база была бы оформлена лучше, еще неизвестно в какую сторону перевесила бы чаша Фемиды.Следует заметить, что не всегда статистические таблицы налоговой инспекции одерживают верх над разумной логикой и вескими аргументами. Один налогоплательщик умудрился доказать в суде что его ежемесячные расходы не превышают 500 (!) шекелей в месяц, поскольку он живет с родителями,и, по своей натуре - страшный скупердяй. В более реальных ситуациях, различные судебные прецеденты доказывают, что статистические таблицы расходов быть единым стандартом для всех налогоплательщиков. Личная склонность к потреблению того или иного налогоплательщика зависит от различных социоэкономических показателей. Например, в деле Эфраима Захарии против налоговой инспекции Хайфы (2059/98, 178/99 АМ”Х) судья согласился с мнением налогоплательщика, что пенсионер тратит меньше среднестатистического человека, а в деле Насралдина Адив Салмана против той же организации (167/00  АМ”Х), налогоплательщик, религиозный друз, привел аргумент, что статистика не учитывает религиозный аскетизм, и поэтому невозможно единое применение статистических таблиц к определенным секторам населения.  Не всегда налоговые органы используют свои права, соблюдая корректность. Иногда пользуясь аргументами, несущие преимущества в судебном процессе (благо статистические таблицы производят впечатления на налогоплательщика), инспектор пытается прикрыть отсутствие позитивных доказательств об укрытии налога.  В деле Юлий Левин против налоговой инспекции Хайфы ( 599/04 АМ”Х), аргументы о существовании необоснованного капитала были высосаны из пальца и использовались для достижения выгодного компромисса в другом деле, в котором позиция налоговой инспекции оставляла желать лучшего. Естественно, налогоплательщик не поддался шантажу и предпочел пойти на судебное разбирательство, чем чувствовать себя жертвой налогового произвола.

Нарушения в ведении отчетности. 

При обнаружении серьезных нарушений в ведении бухгалтерской отчетности, налоговый инспектор имеет право забраковать бухгалтерские книги, и, как следствие, признать недействительным, поданный налогоплательщиком, годовой отчет. В результате бракования бухгалтерских книг, налоговый инспектор в праве сам определить налогоблагаемый доход и и подоходный налог. Дополнительная проблема состоит в том, что даже если налоговый инспектор назначил, налогоплательщик должен доказать, что расчеты налогового инспектора чрезмерно преувеличены. При этом фразы «нам льстит ваша высокая оценка нашего скромного бизнеса» не достаточно, а следует привести до отвращения педантичные расчеты, способные пройти проверку боем в суде, который изначально скептически отнесется к вашим аргумента.. Возникает вопрос: в чем же виноват налогоплательщик, если он честно каждый месяц сдавал все документы бухгалтеру или аудитору, и сам толком не знал, что и как ведется в его бухгалтерии. Увы, эта точка зрения неверна. Во первых, подавляющее большинство случаев бракования бухгалтерского учета связано именно с теми книгами и документами, которые ведуться непосредственно налогоплательщиком и его работниками. Так, например, наиболее популярной причиной признанией бухгалтерии недействительной является отсутствие регистрации (или не своевременная регистрация ) денежных поступлений ( и ришум такбуль). Попросту говоря, будь ваш бухгалтер семи пядей во лбу, но наличие в кассе пятидесяти- шестидесяти непробитых шекелей могут запросто перечеркнуть многолетнюю историю добропорядоного налогоплательщика.
Согласно параграфу  145 Б акта о подоходном налоге, если при ревизии ( или путем других доказательств ) было обнаружено, что предприниматель ( или его работник ) не зарегистрировал  определенное денежное поступление ( без уважительной причины) в бухгалтерских документах ( включая проведение операции через кассовый аппарат) немеленно после получения денег, инспектор имеет право расчитать налог по собственному усмотрению. Нарушение включает лучший способ избежать – этого доказать, что решение налогового инспектора ошибочно в корне. Например, доказать, что была уважительная причина дле несвоевременной регистрации поступления, или нарушение совершено работником по своим собственным соображениям, вопреки указаниям работодателя.
Иногда способы избежать обнаружения нарушений бывают оригинальны. однажды, вовремя ревизии ( дело Шахар Заки против налоговой инспекции Хайфы 167/92 А”М ) в магазине-снукере, хозяин бизнеса, увидев инспекторов, прошептал что-то на ухо своему несовершенолетнему сыну, и то выбевал из магазина в неизвестном направлении, прихватив с собой большую часть бухгалтерских книг. Через минут пятнадцать юнец вернулся, однако по мнению инспекторов, бухгалтерия уже была «подчищена». Хозяин же магазина-снукера продемонстрировал полное недоумение, объявив, что хотел лишь отксерокопировать содержимое бухгалтерских книг для взаимного удобства. В отсутствие дополнительных улик, судья Др. Бейн был вынужден признать, что требование налоговых органов забраковать бухгалтерию бизнеса не имеют достаточно оснований.
Тем не менее, следует подчеркнуть, что несмотря на то, что умный человек (имеющий достаточную профессиональную поддержку) может выйти из сложной налоговой ситуации, мудрый в такую ситуацию просто не попадет, если будет вести бухгалтерию согласно закону.

Профессиональные разногласия


Не исключено, что налоговый инспектор и ваш представитель ( аудитор или налоговый консультант) по разному видят   тот или иной налоговый аспект, и их профессиональный спор переходит в судебное разбирательство. Рассмотрим дело Израильско-Американской газовой компании против налогового испектора крупных предприятий (43/95, 31/96 АМ”Х). налоговый инспектор отказался признать текущими расходами вложения фирмы в рекламную компанию, так как, по его мнению речь идет о приобретении нематериального актива (инвестиции в репутацию и торговую марку) , не дающием право списывать расходы в текущем порядке. В суде адвокаты компании предъявили заключение экспертизы, потверждающее, что бухгалтеоская отчетность компании соответствует международным стандартам. Налоговый инспектор счел международные бухгалтерские стандарты нерелевантными и предложил свою  интерпретацию отчетности. Однако судья Офир-Тум отклонила версию налогово инспекции и указало, что анализ стандартов бухгалтерской отчетности не входит в компетенцию налоговых инспекторов и им лучше заниматься своим делом.  Другой пример. как известно, многие банки требуют от своих клиентов открыть сберегательную программу взамен на предоставление кредита. Несмотря на то, что подобное требование незаконно, действительность отличается от законности и пока банки продолжают нарушать закон без привлечения к ответственности.  Как результат, предприниматель несет дополнительные финансовые издержки в виде разницы между процентом, полученным по сберегательной программе, и процентом, уплаченным за кредит.Однако налоговый инспектор отказался признать эти финансовые издержки, так как по его мнению данные расходы не были затрачены на получение доходов значит не ( согласно 17 параграфу акта о подоходном налоге, могут быть признаны только расходы, затраченные на получение дохода, т.е. на деяетельность бизнеса). В его рассуждениях была определенная профессиональная логика : открытие сберегательной программы не имеет никакого отношения к производственной и торговой деятельности фирмы, а если предприниматель откладывал деньги за счет овердрафта, то это его проблемы, а проценты за овердрафт, использованный на сберегательную программу, не должны быть списаны с налогооблагаемого дохода.. Дело прешло в суд ( Халаф баам против налоговой инспекции Иерусалима 3196/93 а»А). Верховный суд пришел к выводу, что в принципе виноваты банки, нарушающие законы. Однако, если банки бесчинствуют, то бизнесмена, которого заставили откладывать деньги себе в убыток, точно винить не в чем и вынужденные финансовые расходы следует признать и с доходов списать.

Несправедливость.


Многие налоговые прецеденты в Израиле были созданы не только в результате профессиональных расхождений в комментарии существующего законодательства, но и как протест против существующих в законах и подзаконных актах противоречий с юридическими нормами и фактов несправедливости. Инициаторами таких прецедентов являются налогоплательщики, которым подобная несправедливость приносит реальный финансовый ущерб, а также, обладающие финансовыми возможностями  бороться с налоговыми органами в Верховном Суде.   Очень часто определенные законы и подзаконные акты не имеют твердой логики и основаны на простом желании государства брать больше. Примечательно, что многие десятилетия, несмотря  на отсутствие всякой бухгалтерской логики, предпринимателю запрещалось списывать НДС с безнадежных долгов. допустим, что ваш бизнес отпустил товар в кредит покупателю, покупателю, объявившему себя неплатежеспособным, в течении нескольких месяцев после проведения сделки. Естественно,  вы, как порядочный налогоплательщик, выписываете квитанцию и платите налог. Однако государство отказывается вернуть вам уплаченный налог, несмотря на то, что сделка не была оплачена, и вы не получили денег за проданный товар. В 1998 году компания  Элка Ахзакот баам подала в суд против ведомства НДС Хайфы  с требование вернуть ндс проплаченный за неоплаченные товары и услуги. Верховный суд Израиля постанови, , и признал, что ведомство НДС обязано вернуть компании проплаченный налог. Однако, нечего ждать от налоговых органов немедленного признания вашей правоты, особенно, если дело касается принципиальных прецедентных вопросов. Вскоре после публикации прецедента, ведомство НДС опубликовало свой комментарий решения суда, в котором возврат ндс по безнадежным долгам был обусловлен соблюдением дополнительных условий, сводивших судебный прецедент на нет.  И только после дополнительного вмешательства Верховного суда в 2000 году, предприниматель получил реальную возможность возврата по безнадежным долгам.
Также следует упомянуть заменитый прецедент Келеса. Как известно в Израиле до сих пор существует правило совместного расчета налога, требующее объединять доходы супругов, в случае, если существует зависимость между их доходами. Как результат, семейная ячейка, получающая доход с одного источника ( например, семейный бизнес), платила налогов намного больше, чем, семья  в которой супруги работают в разных местах. Логика налогобложения заключалась в том, что реально работает только один супруг , а его вторая половина лишь помогает по мере возможности. Правило совместного расчета  уходит корнями во времена феодализма и раннего капитализма, когда женщина не имела личного дохода, а все ее имущество принадлежало мужу. Несмотря на то, что   с ростом эмансипации и феминизации в цивилизованных странах, подобные правила исчезли из налоговых кодексов и нашли свое место в учебниках по истории налогов.  Однако налоговое законодательство Израиля сохраняло пережитки прошлого и илишь в начале 2002 года было принято решение об изменениях в правилах совместного расчета. Однако выяснилось, что министр финансов Сильва Шалом не смог сдержать своего обещания по политически причинам и ретроактивно заморозил реформы в вопросах совместного расчета. Параллельно вопрос рассматривался в  Верховном суде, где судейская коллегия рассматривала иска семьи Келес против налоговой инспекции Тель-авива 4( 900/01 А»А), где супруги требовали разрешить раздельный расчет, так как каждый из них занимался самостоятельной деятельностьюв совместно бизнесе. В 2003 году суд постановил, что реальная ситуация важнее архаичных законов, и супруги имеют право на раздельный расчет налога. Через некоторое время налоговая инспекция опубликовала свой комментарий, искажающий прецедентное постановление, и сегодня мы ждем свежих решений по этому поводу.  

  Отсутствие логики в финансовой отчетности.


Основные аргументы о нелогичности данных опираются на методы анализа финансовой отчетности, выработанные годами, а также на опыт самого налогового инспектора и его профессиональные способности. Если инспектор имеет высокую проффессиональную квалификацию ( следует заметить, что среди налоговых инспекторов есть большое количество специалистов, имеющих высшее образование в области экономики и психологии, а также  аудиторские лицензии), то, прежде, чем приступить к разговору с налогоплательщиком, он проводит полную ревизию финансовой отчетности, а также анализирует дополнительные данные, предоставленные отделом информации. Рассмотрим основные методы анализа, применяемые налоговыми ревизорами.


Сравнение финансовых показателей бизнеса с аналогичными показателями в предыдущие годы.


Необъясненные изменения финансовых коэффициентов могут быть причиной для увеличения суммы налогоблагаемого дохода. Например в финансовых отчетах сети книжных магазинов, имеющая стойкий показатель торговой наценки,  замечен необъясненный рост прибыльности, начавшийся в конце, а в середине 1999 года торговая наценка резко упала. Налоговый инспектор сделал вывод о непоследовательности в финансовых расчетах  и потребовал изменить коэффициент торговой наценки до аналогичного в предыдущих и последующих годах. Однако аудитор торговой сети сумел убедить инспектора, что перепады в показателях прибыли имеют логические объяснения, опирающиеся на макроэкономические показатели ( финансовый дефолт в России в августе1998 года повлек за собой падения рубля, а также падение цен на российскую продукцию т, как в Россие, так и за рубежом).  Инспектор был вынужден принять позицию аудитора. Сравнение финансовых показателей бизнеса с аналогичными показателями конкурентов.
Налоговый инспектор использует свой опыт в проверке аналогичных дел, чтобы определить фактические финансовые покаказатели. Так например, после резизии документов нескольких продовольственных магазинов, он пришел к выводу, что объем  собственного потребления продуктов ( продукты, которые владелец магазина забирает из магазина на личные нужды)  составляет 1200-1500 шекелей в месяц. На основании этого, он делает вывод, что каждый владелец продовольственного магазина для собственного потребления (за исключениев случаев, когда собственное потребление фиксируется бухгалтерией), продукты на сумму, не менее, чем 1,200 шекелей в месяц.   В одном из рассматриваемых нами дел, бизнесмен отказался признать нормы, продиктованные налоговым инспектором и потребовал проанализировать эти показатели на основании статистической потребительской корзины , определенной Статистической Палатой Израиля. Налоговый инспектор вынужден был уменьшить вдвое требуемую сумму. Интересен тот факт, что подобная статистика оборачивается против самой налоговой инспекции. В деле Давур Джамал против налоговой инспекции Цфата (168/01 АМ”Х) одним из предметов спора был расчет процента холостого хода таксиста по отношению к общему рабочему километражу.   По мнению инспектора, количество холостых поездок не превышало двадцати процентов, однако на суде были представлены доказательства, что тот же инспектор соглашался с показателем в тридцать процентов в аналогичных делах. Несмотря на отрицательный для, вообщем, результат дела ( большинство требований налогоплательщика было отклонено), аргумент сыграл свою роль.

Анализ коэффициентов прибыли, рентабельности и статистической отраслевой информации.


Проверяя тот или иной вид бизнеса, инспектор имеет статистическую информацию о коэффициентах рентабельности того или иного вида бизнеса. Статистический справочник создается аналитическим отделом налоговой инспекции и обновляется каждые два-три года. Грамотный инспектор сравнивает показатели проверяемого бизнеса с общеотраслевыми и, если находятся отклонения – пытается выяснить их причину. Обычно инспектор опирается на основные параметры рентабельности, чтобы определить теоретический доход. Например, процент  розничной наценки на сигареты составляет 6-7%, на сладости 30-40%, на газеты 15-25%. При анализе бухгалтерской отчетности киоска, торгующего сигаретами, сладостями и газетами, несложно определить процентное распределение каждого из видов товаров и валовую выручку бизнеса, опираясь на данные по закупкам. Естественно, статистика предоставляет лишь ориентировочные данные, а не абсолютные, однако серьезные отклонения от  общей статистики требуют объяснений. Из опыта прецедентной практики следует отметить, что незначительные отклонения от статистических норм при наличии логичных объяснений приводят к победе налогоплательщика в суде или выгодному компромиссу. Если же аргументы налогоплательщика оставляют желать лучшего, а отклонение от норм – существенно, то ему остается уповать на мастерство нанятых им специалистов, чтобы хоть как-нибудь свести поражение к минимуму.Анализ доносов и дополнительной информации Не всегда налоговый инспектор может найти уязвимую точку в бухгалтерских документах, но это не означает что ваше будущее безоблачно. Очень часто, в отсутствии позитивных доказательств, налоговые органы прибегают к старому испытанному методу – доносы. После получение донесения, налоговый инспектор попытается убедить жертву доноса, что нет ничего лучше чистосердечного признания, а, если предприниматель не проявляет сознательность, инспектор может увеличит налоговое бремя на свой страх и риск. С другой стороны, следует подчеркнуть, что в последнее время суды очень негативно относятся к практике налоговой использовать секретные донесение, как единственное доказательство укрытия налогов. Так, например в деле Ицхак Хазут против налоговой инспекции Хайфы (158/00 АМ”Х), судья Др. Бейн высказал позицию, что налоговые органы должны быть осторожны в своих выводах, перед тем, как принимать за чистую монету доносы и сплетни, позволяющие первому встречному использовать налоговую систему, как средство мести.
Доносы не являются единственным средством получения дополнительной информации. Информационный отдел налоговой инспекции регулярно навещает залы торжеств и автосалоны престижных марок, чтобы собрать информацию о состоятельных клиентах. Поэтому перед налогоплательщик должен быть готов к неожиданным поворотам в ходе расследования, а также к тому, что нежелательная информация может получить огласку в самый неприятный момент. В любом случае, налогоплательщику  не следует поддаваться на провокации инспекторов или следователей ( « мы уже поговорили с твоими клиентом и он признался, что половина ваших сделок прошла без документов»), но с другой стороны бессмысленно отрицать информацию, которую несложно проверить. Например, налогоплательщик, купивший мерседес на бабушку-пенсионерку, уверен, что налоговые органы никогда не этого не заметят, и всегда будет отрицать существование принадлежащей ему дорогостоящей машины. Несколько фотографий или свидетельств могут легко поломать доводы налогоплательщика и он сам будет выглядеть лгуном перед налоговыми органами и – что более страшно – перед судом. В случае,если налогоплательщик чувствует, что некоторые из моментов его деятельности могут выглядеть двояко, ему лучше поделиться своими подозрениями с адвокатом и аудитором.

Аудит в Израиле, Налоги в Израиле, Бизнес, Компания в Израиле, Бухгалтерия, Консалтинг, Финансовый эксперт


КАРТА САЙТА

Задать вопрос
тел.: +972 4 8620081


Аудит в Израиле, Налоги в Израиле, Бизнес, Компания в Израиле, Бухгалтерия, Консалтинг, Финансовый эксперт